Алгоритмизация
Принесите мне обоснуй
Название: Дилемма заключённого
Автор: Алгоритмизация
Гамма: Fake*Star
Бета: Fake*Star, Эйнэри, Granat-chan
Размер: макси, 38000 с хвостиком слов
Персонажи: Рампо Эдогава, Чуя Накахара, много оригинальных персонажей (героев книги По), эпизодически Эдгар По и Акико Ёсано; упоминаются Юкичи Фукузава, Осаму Дазай и Огай Мори
Категория: джен
Жанр: пропущенная сцена, детектив, экшн, юмор, городское фэнтези
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: немного физического насилия, спойлеры к последним главам манги, нецензурная лексика, крайне вольное обращение с религией
Краткое содержание: Идея Рампо о затаскивании Чуи Накахары в книгу была, конечно же, гениальна. А вот о том, как с Накахарой справиться внутри этой самой книги, Рампо совершенно не подумал. Это он зря.
Примечание: данный фанфик является фантазией автора на тему того, что же всё-таки происходило в книге По, куда Рампо затащил Чую в главе 49 (51).
Дилемма заключённого — фундаментальная проблема в теории игр, согласно которой игроки не всегда будут сотрудничать друг с другом, даже если это в их интересах. Предполагается, что игрок («заключённый») максимизирует свой собственный выигрыш, не заботясь о выгоде других. Прочитать об этом подробнее можно в википедии.
Размещение: запрещено без разрешения автора
Для скачивания


Рампо пришёл в себя от резкого толчка. Его с силой бросило вперёд и дёрнуло в районе груди, голова ударилась обо что-то твёрдое. Прежде чем он успел сообразить, что происходит, спереди раздалось громкое и раздосадованное:

— Ну ё-моё! Всё, турист, приехали!

Дезориентированный, Рампо завертел головой, пытаясь как можно скорее оценить ситуацию. Сидел он в многажды починенной легковой машине эконом-класса, а хрипловатый голос принадлежал её водителю — моложавому мужчине лет тридцати двух, непьющему, курящему, женатому, работающему автомехаником и увлекающемуся туристическими походами. Машина стояла посередине узкой дороги посреди явно не японского (американского? европейского?) леса, а прямо перед ней проезд перекрыла упавшая сосна, раскинувшая развесистые ветки даже на обочину. Проехать мимо определённо не представлялось возможным, и толчок ранее явно был вызван экстренным торможением.

Неужели По специально начал свою книгу с физических препятствий? Что за дешёвый трюк!

— Мда-а, да что ж такое-то с этой дорогой? — продолжал разоряться водитель. — То дерево упадёт, то мост обвалится, то ремонт начнётся на ровном месте — ну как заговорённая, чес-слово! Ты уж прости, парень, но дальше — видишь? — никак! Придётся тебе в город пешим ходом топать.

— Ага, — согласился Рампо, поспешно соображая, о каком городе идёт речь. Очевидно, По воспользовался классическим трюком: детектив должен был приехать в новое место и с порога попасть в круговорот событий. Даже обидно: он ведь обещал что-то сложное и необычное!

Неделя на разгадку, неделя на разгадку… Рампо был настроен крайне скептично.

Он вылез из машины, едва не забыв прихватить с собой портфель. Водитель вытащил из багажника здоровый серебристый чемоданище и заявил:

— Ну вот, дальше тут недалеко. Наверное. Почти. За полчаса точно дотопаешь. Удачи, что ли!

И уехал, хам эдакий!

«По стоило бы сделать своих персонажей более доброжелательными», — обиженно подумал Рампо, волоча чемодан по обочине в попытке как-то обойти поваленное дерево. С трудом справившись с этой задачей, он выбрался на дорогу — и тотчас же занялся самой важной на данный момент задачей: инспекцией личных вещей главного героя.

Вернее, попытался. Потому что на большом и тяжёлом железном чемодане стоял явно новый кодовый замок.

Из шести цифр.

— Не очень-то и хотелось, — буркнул Рампо, быстро осознав, что даже с Супер-дедукцией не смог бы угадать одну из миллиона возможных комбинаций за адекватное время. Может быть позже, в городе — но уж точно не на дороге посреди леса.

В потрёпанном портфеле, в процессе тщательной инспекции буквально вывернутом наизнанку, обнаружились: кошелёк с несколькими сотнями евро, всякие полезные туристические мелочи вроде пачки бумажных платков (с английской этикеткой), бутылки воды (с немецкой этикеткой), наушников (с японской надписью) и перочинного ножа, а также в очень неплохом состоянии пистолет. Травматический, кажется, но степень паранойи главного героя книги впечатляла. А вот документов, банковских карт или любых других идентифицирующих личность вещей в наличии не было. Рампо не слишком хорошо разбирался в процессе поиска жилья в незнакомом городе, но логика подсказывала, что снять гостиницу без паспорта он не сможет.

— А вот это уже жульничество, — обиделся он. — Речь шла о трудностях с разгадкой убийства, а не с… с… функционированием в книге!

Одежда тоже оставляла желать лучшего: дешёвый и скучный серый костюм, ещё и неудобный к тому же. По выходу из этой дурацкой книги Рампо определённо собирался перекинуться с По парой слов о том, как можно и как нельзя усложнять детективную задачу.

Он громко и протяжно вздохнул, схватил чемодан и потащился в сторону города.

Вставало из-за гор солнышко, дул тёплый ветер, пели птички, дорога уходила в гору, и чемоданище оттягивал руку так, словно хозяин набил его доверху книгами или кирпичами. Рампо успел разозлиться, расстроиться и, наконец, смириться со своим положением к тому моменту, когда из-за поворота показался мост через маленькую речушку, ведущую в ещё более крошечный город. Вид его просто захватывал дух: очаровательные белые домики с оранжевой черепицей, замок на скале, часовенка с зелёной крышей… и справа от моста — билборд с крупной надписью:

«Willkommen in Wümmeniederung-Grevesmühlen!»

«Куда?!» — изумился Рампо, обалдело пытаясь понять, как это вообще произносится. Ву-ме-ме-ни-э-де-рун-гу… Нет, наверное все-таки Вю-ме-ни-и-дре… В общем, полная тарабарщина. Зачем вообще придумывать такие названия? Вечно этот По выделывается! Если детективная составляющая истории себя не оправдает, Рампо выживет его из Йокогамы, честное слово.

Город-который-невозможно-назвать был тих. Почти никаких машин на узких улочках, горстка людей в кафе на главной площади, да и только. Подумав, Рампо решил туда и зайти: никто не знает больше слухов о жизни горожан, чем неприметные официанты. С трудом втащив пока что бесполезную железную дуру по ступенькам, он кое-как уместил её у входа и раскрыл красивую, оформленную под старину деревянную дверь с колокольчиком наверху.

Изнутри повеяло запахами свежей выпечки, пива и горящих дров. В кафе, оформленном на манер старинных харчевен, было почти пусто: крупная рыжая женщина среднего возраста (явно хозяйка заведения) мыла посуду за барной стойкой, а её муж, сгорбленный носатый мужчина постарше (вероятно, плотник), прихлёбывал пиво из огромной кружки.

Невозможность использовать на них Супер-дедукцию ужасно раздражала: со способностью Рампо тотчас бы узнал всё-всё-всё, а не жалкие огрызки фактов! Но ничего не поделаешь, придётся обходиться тем, что есть. Ну что такого невероятного мог придумать По, в самом-то деле?

Рампо подошёл к хозяйке и, очаровательно улыбнувшись, сказал:

— Здравствуйте! Скажите, у вас тут можно выпить горячего чаю с пирожным?

В реальном мире он спросил бы о проживании для туристов, но в романе были другие правила: не исключено, что для сюжета жизненно важно поселиться куда-нибудь на чердак старого замка или что-то вроде. Безопаснее было позволить событиям разворачиваться самостоятельно — ненадолго, до первого трупа. Напроситься переночевать у этой конкретной женщины он ещё успеет.

Хозяйка подняла на него цепкий взгляд и как-то излишне сильно удивилась:

— Вы турист?

— Верно, мэм! — согласился Рампо, с трудом вспомнив правильное английское обращение. — У вас очень красивый городок! Просто волшебный!

Вероятно-плотник забулькал пивом. Хозяйка кафе, продолжая смотреть на него очень странно (интересно, почему? Настолько не туристический сезон?), медленно произнесла:

— Да, городок у нас изумительный. Да вы садитесь, я сейчас принесу вам чай. Вы надолго к нам в город, герр?..

— Эдогава Рампо, к вашим услугам! Да уж не знаю, как дело пойдёт. Пожалуй, останусь на пару дней.

— М-да, — пробормотал плотник себе под нос, — надо будет к пресвитеру Бьёрклунду сходить.

— Надо будет, — согласилась хозяйка, пока Рампо гадал, кто такой пресвитер и имеет ли он отношение к вязанию свитеров. — Ой, мы ведь не представились! Этот пьяница, — она шлёпнула мужа по рукам полотенцем в притворном гневе, — Дирк Хоффман, а меня зовут Марта Шульц. Очень приятно познакомиться с вами, герр Рампо, к нам нечасто заезжают туристы. Вот ваш чай с пирожным, приятного аппетита.

На тарелке лежало настоящее совершенство: огромная тарталетка, украшенная ягодами и целой горой взбитых сливок. Рампо восхищённо ахнул и осторожно отломил кусочек. Великий Артур Конан Дойль, какой вкус!.. За это По определённо можно было простить дурацкое название города — хоть и не чемодан, пожалуй. Впрочем, если у них тут есть другая такая…

— Вижу, вам нравится моя стряпня, — улыбнулась Марта. Рампо энергично закивал и с набитым ртом воскликнул:

— Еффё бы!

Марта рассмеялась и явно хотела что-то добавить — но тут дверь распахнулась и в кафе буквально ворвался сильно смахивающий на викинга бородатый мужчина с топором и бешено выпученными глазами:

— Марта! — загремел он с порога, прежде чем Рампо успел хорошенько испугаться и придумать, как сбежать от этого маньяка, — Марта, зови пресвитера сейчас же!

Марта, нахмурившись, бросила полотенце на стол и грозно приказала:

— Ганс, успокойся сейчас же. Что случилось?

Викинг беспомощно посмотрел на неё, руки у него затряслись (в сочетании с топором — та ещё картина, стоило на всякий случай отодвинуться подальше). Кажется, Рампо знал, что сейчас произойдёт.

— Катарина, — жалобно сказал Ганс таким голосом, словно собирался расплакаться. — Катарину… загрыз, сука такая… насмерть…

Рампо чуть не застонал. Ну почему убийство случилось именно тогда, когда он нашёл свой идеал от мира кондитерских изделий?! Нельзя было пять минут подождать?

Кружка выпала из рук Дирка и покатилась по барной стойке, заливая поверхность пивом. Ни он, ни Марта не обратили на это внимания — они соскочили со своих мест и бросились к выходу. Рампо переживал сильнейший внутренний кризис: ему точно нужно было расследовать это дело, если он хотел попасть обратно в реальный мир, но пирожное… но убийство… но пирожное!..

— Давай в церковь, Марта, а я посмотрю, что там случилось, — бросил Дирк, вылетая из дверей, — приведи пресвитера как можно скорее!

Подождите, что? В церковь?!

Рампо наконец-то осознал, кто такой пресвитер — и вскочил на ноги, позабыв про пирожное, По и ожидающую его загадку.

— Вы что, собрались первым делом позвать на место убийства священника?! Вы с ума посходили! А ну ведите меня к этой вашей Катарине! Я вам покажу, как работает настоящий детектив!

***



Для без пяти лет пенсионера, любившего пропустить литровый стакан пива по утрам, по извилистым ведущим в гору улочкам Дирк бегал со сверхъестественной скоростью. Даже завидной, если честно: Рампо за ними с Гансом ни в какую не успевал! Только логика, хороший обзор и желание доказать, что он лучше какого-то там священника, позволили ему не потерять их след.

Как оказалось, Катарина жила по другую сторону мелкой речушки: на самой окраине городка, в домике рядом с лесом. Рампо, пожалуй, даже оценил бы миленький беленький коттедж с деревянными ставнями и аккуратным садиком — если бы мог дышать после такого марафона. Но восстанавливать дыхание не было времени: ворвавшись в дом, Рампо из последних сил добрался до заднего двора и заорал:

— Нивкоемслучаеничегонетрогайте!!!

Дирк, сидевший на корточках перед трупом, поднял на него удивлённый взгляд. Переминавшийся рядом Ганс нервно дёрнулся. Судорожно глотая воздух, Рампо проковылял к месту преступления и с трудом проговорил:

— Всем… успокоиться… и… стоять на месте. Я… частный детектив. Я сейчас всё сам… сделаю.

И полностью забыл о присутствии рядом других людей, сосредоточившись на осмотре места преступления.

Убитой оказалась женщина лет двадцати восьми, высокая полногрудая блондинка. Раны её были, чего уж там, просто ужасны. Дикий зверь разодрал её шею, почти отделив голову от тела, одежда была частично порвана когтями и залита кровью, а лицо... Уродливые линии от клыков уходили глубоко в мышцу, рот — разодран, как у персонажа-клоуна из американских комиксов. Светлая кожа, густые волосы, пушистые ресницы закрытых сердобольным Дирком глаз — если бы не кровавая улыбка, обращённая к небу, убитая определённо была бы очень красива.

Рампо немного замутило.

«Это всё ненастоящее, — напомнил он сам себе. — Это просто книга и просто дурацкий волк. Но почему это волк? Пообещал загадки и резню, а тут — маленький город и нападения диких зверей… или…»

Рампо выпрямился и огляделся по сторонам. Умершая явно глубоко презирала заборы: её просторный и ухоженный задний двор выходил прямо в лесную чащобу, а на ближайшем к газону дереве даже висел гамак. Учитывая, что тело лежало близко к границе леса, гипотетический волк вполне мог выскочить из-за деревьев…

Вот только обычные дикие звери так себя не ведут.

— Герр детектив, куда вы? — удивился Дирк. Рампо махнул ему рукой и приказал:

— Всё ещё не трогайте тело, я сейчас вернусь.

— Как вы можете так говорить?! — возмущённо рявкнул Ганс. Развернувшись на пятках, Рампо ткнул его пальцем в грудь, не обращая внимания на разницу в росте и комплекции, и медленно и зло, как идиоту (не «как», все люди на 99,9 процентов были полными идиотами), объяснил:

Тело никуда от меня не денется. Но если вы хотите знать, что произошло, мне нужно осмотреть дом.

Дирк подошёл к нему и спросил устало и вымотанно:

— Зачем?

— Затем, что смерть произошла часов десять тому назад, сейчас позднее утро, убитая одета в уличную одежду и кроссовки, и дикие волки рядом с городами просто так из леса не выскакивают, — отрубил Рампо. — Мне нужно знать, чем она занималась, дайте мне сделать мою работу.

Не встретив больше никакого сопротивления, Рампо наконец-то распахнул заднюю дверь и вошёл в дом.

Убитая была врачом. Об этом однозначно свидетельствовали книги на полках, аптечка, отсутствие пыли в комнате и ещё несколько незначительных мелочей. И не просто врачом: она была по уши влюблена в свою работу. Однозначно одинока. Та ещё активистка, судя по плакатам и брошюрам донорских центров и пикетов Гринписа на журнальном столике. Квартиру содержала в порядке, техникой пользовалась активно, записи вела в основном на ноутбуке. Зачем она вышла во двор в такое время, почему так тепло оделась, как спровоцировала волка? Что, что он знал ещё?..

— Кто вы такой и что вы здесь делаете? — раздался сзади ледяной голос. Рампо отложил книгу, которую осматривал, и обернулся. В дверях комнаты, скрестив руки на груди и сверля его подозрительным взглядом, стояла сногсшибательная по меркам среднестатистического человека женщина, словно сошедшая в этот мир с какой-то картины: фигуристая, белокожая, с шикарными густыми чёрными волосами и пронзительными тёмными глазами. Хотя на вид ей было никак не больше двадцати пяти, назвать эту валькирию, или даже вампирессу, девушкой у Рампо бы не повернулся язык. А вот сама валькирия явно была близка к тому, чтобы начать называть его всякими нехорошими словами:

— Я вас спрашиваю, герр, что вы здесь делаете? — с нажимом повторила она, шагнув вперёд. К счастью, тут в комнату вошёл Дирк — и, увидев эту сцену, негромко сказал:

— Анке, успокойся.

Та вскинула брови:

— Герр Хоффман? Что вы здесь делаете? И где Моро? Я была под впечатлением, что установка нового роутера не требует дополнительной помощи друзей. Что-то случилось?

— Да, — сухо ответил Дирк. — Катарина во дворе. Пойдём со мной.

Окинув Рампо неодобрительным взглядом, грозная валькирия Анке почти промаршировала мимо и вылетела за двери; Рампо немедленно бросился за ней, чтобы понаблюдать за реакцией.

Ганс, слава богу, послушался его приказа и трогать тело не стал: просто стоял рядом и тупо пялился в одну точку. Благодаря этому Анке открылся прекрасный вид и на разодранное горло, и на «улыбку» Катарины. Попятившись, женщина издала нечеловеческий звук, а затем буквально бросилась к трупу.

— Стоять! Ловите её!!! — рявкнул Рампо. — Она уничтожит улики!

Ганс, всё ещё находящийся в ступоре, сделал шаг вперёд и попытался перехватить Анке на полпути. Та отпрыгнула в сторону, словно дикая кошка, и огрызнулась:

Руки. Я не идиотка и в состоянии не наступить на вещественные доказательства. Прочь. С дороги.

Никто из местных не смог ей возразить, а Рампо просто не обладал достаточным авторитетом. Анке села на траву рядом с Катариной, ласково и печально провела пальцами по её волосам, прижала к глазам ладони:

— Господи. Господи, вот же чёрт. Как давно?..

— Предположительно ранним утром, — отозвался Рампо. Анке повернулась к нему:

— Опять вы? Вы вообще кто?

— Лучший частный детектив Японии Эдогава Рампо, к вашим услугам.

— Япония? Вы что, турист? — фыркнула Анке, словно услышала не совсем приличный анекдот. — Серьёзно? Хоффман?

— Я его не звал, — развёл руками тот.

— Потрясающе. В таком случае советую прогнать его взашей. Пусть убирается к дьяволу, откуда приехал.

— Только после вас, — спокойно отозвался Рампо. — И если вы сейчас не отойдёте, вы будете мешать расследованию. Или вы хотите ему помешать?

Лицо Анке искривилось в высшей степени раздражения. Пружинисто поднявшись на ноги, она медленно, с расстановкой произнесла:

— Иди ты в задницу со своим расследованием. Тебя никто не просил вмешиваться в наши дела. Мы тут сами прекрасно разберёмся.

— Ну да, конечно! — Рампо фыркнул, но решил, что дальше пока можно её игнорировать. — Кстати говоря! Кто-то из присутствующих уже трогал тело? Перетаскивал, возможно?

— Я только закрыл ей глаза, — тихо отозвался Дирк, — и я не понимаю, о каких уликах идёт речь.

Рампо самодовольно усмехнулся.

— Потому что вам нужен детектив, а не какой-то там святоша. Включите голову, герр Хоффман, всё ведь очевидно. На вашу Катарину — мисс Моро, если вам угодно — напал агрессивный зверь, — Анке скривилась, — повалил на землю, разодрал горло, — Ганс жалобно всхлипнул, — повозил по траве, и всё это — на её собственном заднем дворе. Дикие звери так не делают, герр Хоффман, если только они не напуганы или не в бешенстве. Для домашней собаки укус великоват. Это приводит меня к выводу: кто-то в округе держал дикое животное, вероятнее всего, волка, который сбежал в лес и, в испуге наткнувшись на бедную женщину, её убил — но это какое-то слишком большое совпадение, поэтому очень вероятно, что его натравили. У мисс Моро были враги? Много у вас в округе деревень?

Ганс медленно осел на землю. Анке продолжала смотреть на Рампо — но уже не пренебрежительно, а задумчиво, словно прицениваясь. Дирк, всё больше бледнеющий в процессе монолога, под конец стал немного напоминать привидение. В смятении он провёл по лицу рукой, прикрыл глаза и пробормотал:

— Мы тут одни на много километров гор.

— Что же, это упрощает нашу задачу! — воскликнул Рампо. — Значит, зверем владел кто-то из горожан!

— Убью, — ровно сказала Анке. — Найду и убью, ещё больнее.

Эту фразу Рампо тоже решил проигнорировать.

— Видите, совсем несложно, правда? Если, конечно, задействовать мозг. Держу пари, ваш священник так не умеет!

— Что не умеет? Что здесь происходит, Дирк? — раздался голос Марты из-за угла дома. — Я привела пресвитера Бьёрклунда, он готов осмотреть труп.

Рампо закатил глаза, поворачиваясь к ней:

— Повторяю вам в пятый раз, вам ничем не поможет бесполезная, ничем не обоснованная, безнадёжно устаревшая вера в то, что какой-то там святоша сможет магическим образом разобраться с этим убий…

Он поперхнулся и замолк на полуслове. Потому что рядом с Мартой, выряженный в чёрную рясу и белый воротник лютеранского священника, стоял невысокий, крепко сложенный рыжий мужчина. И сверлил его полным слепой ненависти взглядом.

— Забавно, — холодно сказал Накахара Чуя, не переставая смотреть Рампо прямо в глаза. — А вот мне отчего-то так не кажется. Сюрприз, мистер детектив.

— Пресвитер Бьёрклунд! — с облегчением воскликнул Дирк. — Наконец-то!

Ганс отмер и с надеждой уставился на новоприбывших. Безразлично кивнула им Анке. Марта рассматривала труп и сжимала руку Накахары так, словно он был местным главным супергероем.

Потому что пресвитер Бьёрклунд, очевидно, и был местным главным супергероем.

— Вот блин, — негромко сказал Рампо, осознавая, насколько же он сейчас попал.

Накахара, сволочь такая, ухмыльнулся.

— Святые небеса, — пробормотала Марта, всё ещё глядя на труп, — это кто же её так…

— Сбежавший от кого-то в городе или специально спущенный зверь; вероятно, волк, — отозвался Дирк. Затем посмотрел на Рампо и поспешно добавил: — По мнению герра детектива, конечно.

— Выглядит похоже, — согласился Накахара, прошёл мимо Рампо, специально задев его плечом, и тоже присел в полуметре от трупа. — Как давно наступила смерть?

— Десять часов назад, — вновь слил ему информацию Дирк. Настроение Рампо падало всё ниже и ниже. — Пресвитер Бьёрклунд, вы разберётесь с этим?..

— Я помогу, — вдруг твёрдо сказал Ганс. Дирк покачал головой:

— Ты не утерпишь и его прибьёшь.

— Поддерживаю Ганса, — отозвалась Анке. — Кто бы это ни был, пару сломанных костей он заслужил.

— Так, хватит. — Марта решительно подошла к Гансу и приобняла за плечи. — Ты, милый мой, никуда не пойдёшь. Мы справимся без твоей помощи. И организуем правильные похороны, конечно же. Пресвитер, вы ведь нам не откажете?

— Ни в коем случае, фрау Шульц, — почти пропел Накахара, снял с шеи увесистый крест и, подойдя к телу Катарины, что-то забормотал. Рампо мужественно подавил порыв скрипнуть зубами: всеобщее поклонение Накахаре несколько усложняло задачу. Тем временем Марта переключила своё внимание на остальных:

— Дирк, сходи в ратушу, расскажи о случившемся герру Шварцвальду. Ганс, ты пойдёшь со мной. Анке, ты не могла бы сказать Стефану, чтобы он проверил окрестности на всякий случай?

Анке покачала головой:

— Он сегодня собирался на охоту, вышел с рассветом. Его не будет дня три, может и пять.

— Ах, как не вовремя! Остаться без лесника в такое время… Что ж, я найду кого-нибудь покрепче.

— Не думаю, что в этом есть смысл. Это как искать иголку в стоге сена, даже не зная, есть ли она внутри.

— Да, ты права, права, извини. Но мы хотя бы знаем, что нам нужно. Герр Рампо, — Марта приложила ладонь к груди, — мы очень благодарны вам за помощь, спасибо огромное. Извините, что втянули вас в это.

— Да ничего страшного, — заверил её Рампо, — это ведь моя работа. Но я хотел бы всё-таки осмотреть дом убитой, ведь если зверя натравили на неё специально…

— Нет, — неожиданно подал голос Ганс. — Вещи Катарины не будет трогать первый встречный.

— …конечно же, вы можете осмотреть дом, если будете аккуратны, — с нажимом сказала Марта. — Ганс, ты можешь не присутствовать. Анке наверняка не откажет в помощи герру Рампо, верно?

Та со вздохом пожала плечами:

— Как вам будет угодно. По стечению обстоятельств, — она невесело усмехнулась, — сейчас я совершенно свободна.

— Вот и замечательно! И ещё кое-что. — Марта повернулась к Рампо и посмотрела на него неожиданно серьёзно. — Вы ведь останетесь в городе ночевать, верно?

— Да, я собирался, — обрадовался тот: кажется, сейчас ему предложат бесплатное жильё! — Не могу же я уехать, бросив вас и эту историю. — Накахара закатил глаза. — А почему вы спрашиваете?

— Потому что вам нужно где-то жить. В городе сейчас, как вы сами понимаете, небезопасно, и гостиницы у нас не работают, к тому же. Так что лучшим выходом для вас будет пожить в свободной комнате у пресвитера.

« …Что?!»

— Отличная идея, — кивнул Дирк. — Там вам будет безопаснее всего.

— Что?!

— Прошу прощения? — медленно и с расстановкой произнёс Накахара. Рампо взмахнул руками и возмутился:

— Я не буду жить при церкви! Я не буду жить с ним! А он, я уверен, не захочет жить со мной!

И лишь сказав это, Рампо осознал, что подбирать за ним разгадки всех тайн сюжета будет самым лучшим вариантом для тупого мафиози.

Накахара расплылся в ехидной улыбке и возразил:

— Да нет, почему же. Церковь всегда готова принять под своей крышей нуждающихся. Полагаю, это будет очень, очень любопытный опыт.

Вот чёрт.

***



Перспективы остаться наедине с Накахарой Рампо пытался избежать всеми возможными способами. Однако местные, к сожалению, оказались совершенно двинуты на религиозной почве, и слушать его никто не захотел. Лишь каким-то чудом Марту и Дирка удалось убедить, что перенести вещи он может и позже, а разобраться с убийством нужно сейчас. В итоге те увели «пресвитера Бьёрклунда» заниматься подготовкой похорон, а Ганса — успокаиваться после нервного потрясения, и с Рампо осталась только Анке, безмолвно наблюдавшая за осмотром дома. К сожалению, больше ничего важного Рампо пока не нашёл, хотя за следующие десять минут ему удалось узнать, что доктор Моро вела приём не на дому и принимала очень активное участие в жизни города: даже устраивала под окнами ратуши антиохотничий пикет как-то раз. Благодаря этому она несомненно обзавелась несколькими врагами, но вряд ли они захотели бы её убить. К тому же, Рампо совершенно не понимал, как банальное убийство из личных мотивов должно было привести к массовой резне. Бред какой-то.

Он вздохнул и потёр виски руками.

Очень хотелось надеть очки.

— Вы уже две минуты рассматриваете фотографии с протеста, — заметила Анке. — Нашли что-нибудь?

Пришлось с неудовольствием признать:

— Боюсь, что нет, мисс…

— Веррат. Можно просто Анке.

— Тогда зовите меня просто Рампо, — махнул рукой он. — Вы не против, если я задам вам несколько вопросов?

— Валяйте. Не люблю приезжих, но вы вроде знаете, что делаете.

— Конечно знаю! Итак, вопрос первый. Извините за банальность, но в каких отношениях вы состояли с погибшей?

К его удивлению, Анке усмехнулась и ответила:

— С Моро? В сложных. Она была той ещё занозой в заднице. Умна, не спорю, но упряма как баран. В городском управлении её тихо ненавидели: то она деньги на больницу выбивала, то вон до охотников докапывалась — большой был скандал. А недавно вдребезги разругалась с реставраторами замка: мол, они расхищают представляющие ценность вещи. Я и сама легко влезаю в скандал, поэтому мы часто ссорились: то ей не нравилось, что у меня серверная в подвале замка, то ещё что-нибудь. Но вот уж не ожидала, что язык её до такого доведёт.

— Серверная? — переспросил Рампо. — Вы работаете?..

— Провайдером, сисадмином и настройщиком в одном лице. Городок маленький, меня одной на всех хватает.

— А почему у вас серверная в подвале?

— Потому что он глубоко внутри горы. Там холодно и сухо, приходится куда меньше тратиться на кондиционирование.

— Логично. А зачем вы сегодня сюда пришли?

— Устанавливать вайфай-роутер. Катарина совершенно не разбирается… не разбиралась в технике. Мы договаривались ещё за неделю. Подождите, вы что, подозреваете меня?

Рампо пожал плечами:

— Не больше, чем мистера Хоффмана или этого вашего Ганса: мотива у вас вроде бы нет, но я здесь никого не знаю, вот и приходится отрабатывать все версии. Кстати, а как Ганс мог найти труп?

— Вам лучше у него спросить, но полагаю, он пытался в очередной раз пригласить её выпить чашечку кофе, — Анке ухмыльнулась. — Про его влюблённость в городе знали, по-моему, все, кроме неё. Это было очень забавно. Бедный мужик, если бы он знал, насколько это безнадёжно...

— Почему безнадёжно? Стойте, я уже догадался: она была лесбиянкой. А откуда вы это знали?

— Она особо не скрывала, Ганс просто был не в состоянии понять намёк.

— Хм. А убить её из ревности в состоянии аффекта он не мог? Хотя нет: натравить зверя для спонтанного убийства сложновато. Вы не знаете, кто в городе мог бы его держать?

— Я, конечно, часто хожу по квартирам, но... понятия не имею. Я разбираюсь в компьютерах, не в животных.

— Понимаю. Тогда другой вопрос: кто, по-вашему, имел мотив убить мисс Моро?

Анке задумалась:

— Ммм… Именно убить? Даже и не знаю. Я уже сказала про реставрацию, но им вроде бы удалось защититься от её нападок. Ратуша должна была рассматривать дело на прошлой неделе, но слушание отменили: Майерсу удалось убедить всех, что у неё нет доказательств.

— Майерс?..

— Он у них главный. Но я не думаю, что ему было, откуда взять зверя: он просто помешан на чистоте и порядке, а животных терпеть не может. К тому же, он сейчас даже не в городе — уехал договариваться о поставке материалов.

— Тем не менее из списка подозреваемых я бы его не исключал.

— Почему?

— Быть исполнителем он не мог, согласен, — а подстроить покушение?

— По складу характера? Полагаю, да. Но я не вижу в этом смысла.

— А что, если мисс Моро всё-таки нашла какие-то доказательства? Сильно бы вашему Майерсу прилетело?

— Ужасно. Конец карьере был бы самым мягким наказанием для него. Цаубершлосс для нас почти святыня. Фундаменту чуть меньше тысячи лет, это один из самых старых замков в Германии. Его подвалы уходят непосредственно в скалу. Есть даже легенда, что некоторые ходы ведут к настоящей сокровищнице старого герцога. Это чушь, конечно, все ходы давно изучены — но вот выйти по ним на другую сторону горы вполне реально.

— Впечатляет, — протянул Рампо. — Вижу, вы тоже любите этот замок. А всё же, если бы у мисс Моро были доказательства — где бы она их спрятала?

— В запароленных директориях, — немедленно отреагировала Анке. — Это мне пришлось вбить в её голову намертво.

Рампо ухмыльнулся и показал на компьютерный стул:

— А вскрыть эти директории вы сможете?

Выражение лица Анке не предвещало запароленным директориям ничего хорошего:

— Сомневаетесь в моем профессионализме? Смотрите и учитесь, герр детектив.

Через пятнадцать минут размерного стука по клавиатуре, многосложных проклятий и громкого досадливого шипения Анке хлопнула руками по столу и воскликнула:

— Ес-сть! — А затем, буквально десять секунд спустя: — О боже, вы были правы. Смотрите!

Если бы Катарина Моро была жива к моменту их знакомства, Рампо с удовольствием пожал бы ей руку. Количество проделанной работы впечатляло. Фотографии страниц с описью вещей, списки рабочих и даже отвратительного качества аудиозапись, на которой кто-то с ужасным акцентом и впечатляющим количеством бранных слов обсуждал, как лихо вынес из замка золотые подвески с люстры. Под конец прослушивания Анке слегка поскрипывала зубами, поэтому Рампо предположил:

— Полагаю, вы знаете говорящего.

— Знаю ли я, как ругается Стив Казински? О, ещё бы. Эта с... сволочь достала не только Катерину, но и половину города! Дебошир, хамло и жуткий пошляк! Берётся за любую шабашку, лишь бы хватило на пиво. В прошлом году Катарина его чуть не прибила за охоту на каких-то там тетеревов — они в красную книгу занесены, а он их связками таскал, представляете? А в этом году нанялся к реставраторам носить всякие ящики и камни. Стоило догадаться, чем это закончится.

Рампо покачал головой: да уж, идеальный подозреваемый. Вот только для По это было слишком просто. Что могла маскировать эта история?

— Если он охотник, то вполне мог держать у себя какого-нибудь… волка, — предположил Рампо, чтобы не создавать паузу в разговоре. — Убил мать и притащил детёныша домой. А потом этот Майерс узнал о животном, или о подвесках, или обо всём сразу, и шантажировал, чтобы тот натравил зверя на мисс Моро.

Анке оскалилась не хуже волка:

— В точку. Пойдёмте, поймаем его на горяченьком!

— Ну-ка стойте! Никуда мы не пойдём, пока у нас нет достаточных доказательств. Не обессудьте, но качество вашей аудиозаписи такое, что вряд ли суд на ней что-то разберёт.

— И что вы предлагаете?

— Сделаем-ка мы вот что. Ваш… этот, как его… Стив. У него есть гараж или что-то вроде?

— Да откуда бы?

— Замечательно. А кабельное он смотрит?

— В выходные — целыми днями. Что вы на меня так смотрите? Я же вижу, кто пользуется интернетом!

— Вот и замечательно. Тогда сейчас мы пойдём к вам на работу и это самое кабельное ему отключим.

Анке уставилась на него с недоумением:

— Знаете, это какая-то довольно странная месть за убийство.

— При чём тут месть? Что он сделает, когда поймёт, что кабельное не работает?

— …позвонит мне.

— И мы с вами получим полное право посетить его квартиру. Я пойду с вами — представите меня как друга по переписке, который приехал погостить к вам в город. Если он держал дома зверя, мы заметим. Это будет достаточным доказательством его вины. Что же до Майерса… Есть у меня одна мысль. Нужно будет осмотреть интерьеры замка и сравнить с фотографиями прошлых лет. Через серверную пролезть получится?

— Технически это реально, но нас сразу же выгонят обратно, — покачала головой Анке, — после скандала Катарины Майерс перепсиховал и не даёт туда заходить.

— Значит, залезем ночью. Фонарь у вас найдётся?

— И не один.

— Отлично! Тогда вперёд, — Рампо улыбнулся, — пора Стиву узнать, что такое полноценный техосмотр неисправного роутера.

— …антенны, вообще-то. Мы же про кабельные каналы говорим.

— Не важно, это мелочи. Давайте, пойдём быстрей!

***



В отличие от Катарины, Анке жила довольно близко к замку, в квартирке на третьем этаже каменного домика. «До серверной недалеко», — объяснила она, включая два системных блока и один ноутбук сразу. Количество техники в её гостиной вообще наводило Рампо на смутные мысли о фильмах про супершпионов, настолько необычной выглядела вся конструкция, особенно на фоне бордовых обоев с цветочным рисунком и деревянной мебели возрастом лет в пятьдесят. Увлёкшись осмотром книжных полок, Рампо толкнул дверь и оказался в спальне, где на кровати были в беспорядке раскиданы какие-то бумаги и блокноты, а особенно эпично смотрелись два меча, повешенные крест-накрест на стене. Он подошёл к кровати и стал заинтересовано перебирать листы, где расчёты и счета за электричество причудливо и бессистемно перемежались с рукописными заметками на разной бумаге разными ручками — к сожалению, на незнакомом ему европейском, немецком, очевидно, языке (ну почему По так любил усложнять именно то, что усложнять не следовало?! Лучше бы загадку потруднее придумал!).

— Что вы делаете? — возмутилась хозяйка квартиры, грозной фигурой возникая в дверном проёме. Рампо отскочил назад от кровати и повинился:

— Простите, засмотрелся. Привычка. Красивое у вас украшение, даже не скажешь сразу, что ненастоящее. Друзья выковали?

— Да, тут недалеко есть кузница, они такие на заказ штампуют, — Анке потёрла переносицу. — Я, конечно, понимаю, что у вас профдеформация, но я буду очень признательна, если вы не станете рыться в моих вещах. Я всё сделала, звонка нужно ждать с минуты на минуту. Идёмте, напою вас чаем, что ли.

Это была хорошая возможность немного подправить положение с ночёвкой:

— Скажите, Анке, — протянул Рампо, пока та ставила чайник на огонь, — а у вас не найдётся друга, который согласится приютить меня на пару ночей? Я заплачу, конечно же, об этом не волнуйтесь.

— А чем вам не понравился пресвитер? Он вроде относительно адекватный, и комната для гостей у него действительно есть.

Рампо скривился:

— Я в принципе не люблю иметь дело с религией и всем, что с ней связано, основываясь на абсолютной бездоказательности их догматов, полной бесполезности её существования и принципиальной невозможности добиться от её поклонников хоть капли критического мышления. Проще говоря, я атеист и не хочу, чтобы мне несколько дней полоскали мозги проповедями и требованиями уверовать в Бога.

Усмехнувшись, Анке налила ему заварки и произнесла:

— А вы забавный малый, Рампо. Приятно встретить такого здравомыслящего человека в нашем сплошь воцерковленном городке. Маленький городок в глуши, вы же понимаете… Если хотите, можете остаться у меня, раздвину вам диван.

— Это было бы просто прекрасно, спасибо вам огромное!

— Да не за что. Только не говорите об этом Марте и Дирку, вам их не переубедить. Ужасно верующие, совершенно не могут воспринять какую-либо критику по этому поводу.

Рампо собирался горячо её поддержать, но тут в гостиной зазвонил телефон.

— А вот и наш подозреваемый, — тяжело вздохнула Анке. — Как бы ещё не разбить ему при встрече нос. Пойду отвечу, пока он не разломал телефон. Допивайте и пойдём, дело не ждёт.

— Да что ж за день такой сегодня, — пожаловался Рампо люстре, с облегчением отставил дурно пахнущий травками чай и встал из-за стола.

В конце концов, назад к друзьям ему хотелось больше, чем сладкого.

***



Стив Казински мог бы взять первую премию в номинации «самый отвратительный мужик этой чертовски скучной книги». И тут же загнать её в ломбарде, чтобы купить пивка.

— Здаров, компьютерщица, — с порога начал наезжать он, — чё эт за фигня, а? Я те деньги плачу не за то, чтобы у меня всё ломалось!

Анке отчётливо скрипнула зубами и почти пропела:

— А чтобы ничего не ломалось, пьянь подзаборная, надо не ставить тяжёлые вещи на провода и не смотреть порно на всяких подозрительных сайтах с кучей вирусов. Показывай поломку, хочу убраться отсюда как можно скорее.

— Да уж давай, не порти мне выходной, — проворчал Казински, пропуская её вперёд. — А эт кто такой? Что, завела себе ухажёра? Я смотрю, он не местный! Узкоглазый какой-то, где только раскопала?

— Это мой друг из Берлина, приехал погостить, — бросила Анке, — и я надеюсь, что я ещё успею показать ему замок, поэтому пошевеливайся. И повежливее с ним: он, к твоему сведению, профессор компьютерных наук.

— А-а-а, ну если профессор, то тогда конечно, — согласился Казински, — ты мне главное телик почини. Эй, слышь, профессор? Что, нравится тебе наша Веррат? Признавайся честно, на фигурку запал?

Даже если бы Рампо и захотел ответить, он бы не смог: в квартире Стива стояло такое амбре перегара и дешёвой выпивки, что ему немедленно стало дурно. В беспорядке валялись вещи, грязная одежда и пустые бутылки, скопилась паутина по углам, и, кажется, он даже видел таракана. Рампо не был помешан на чистоте, но эта конкретная квартира вызывала у него смутное желание позвонить в санэпидемслужбу, а лучше — взяться за огнемёт.

— Казински, я ж не посмотрю, что ты мой клиент: дам так, что мало не покажется! — крикнула Анке из соседней комнаты. Рампо с трудом заставил себя пройти через коридор в ещё более грязную комнату, где Стив, очевидно, и проживал. В десятый раз за день пожалел, что остался без способности. И приступил к осмотру.

С первых секунд стало понятно, что версия с незаконным содержанием дикого зверя верна. Ножки части стульев были прилично погрызаны, а в углу валялись покрытые шерстью тряпки и пара больших обглоданных костей, которые Стив попытался загородить спиной. Он явно нервничал и пытался не дать Рампо осмотреть свою квартиру: очень обличающее поведение для преступника, но у Стива явно не было соответствующего опыта (а также интеллекта). Забывшись в размышлениях, Рампо подошёл к большому шкафу, чтобы рассмотреть поближе здоровенные следы когтей на нижней дверце — и тут же услышал возмущённое:

— Эй, ты чего это делаешь, а?!

— Да так, интересуюсь, как живут люди в маленьких городах нашей страны, — брякнул Рампо, отскакивая назад. — Вижу, что с отношениями у вас в последнее время не складывается. Не пробовали иногда убираться в квартире?

— Чего это у меня не складывается, мозгляк?! — рявкнул Стив, выступая вперёд. Рампо невинно улыбнулся:

— Ну как же! Зачем бы вам ещё заказывать из самого Гамбурга резиновую женщину?

— Что-о-о-о?! — Стив уже занёс кулак, но был перебит заливистым смехом Анке:

— Резиновую женщину? О, боже, Казински, тебе что, совсем никто не даёт?

— Нет!!!

— Причём очень и очень недешёвую модель! — продолжал давить Рампо. — Вижу, её доставили только вчера, да? Знаете, я ни в коем случае не возражаю против, э-э-э, искусственных методов справляться с половым возбуждением, поэтому вам совершенно нечего стесняться!

— Кроме того, что он подцепил вирус, совершая заказ, потому что ходит по очень подозрительным сайтам, — не согласилась Анке. — Казински, ну ты хоть бы думал, прежде чем на кнопки тыкать! Хотя о чём это я, ты же в это время наверняка думал не головой, а…

Стив издал громкий, почти звериный рык и кинулся к ней, но Анке опасно ему ухмыльнулась и пропела:

— Не думаю, что это хорошая идея, Стивви. Я в гораздо лучшей форме, чем ты, пьянь подзаборная. Кабельное я тебе настроила, можешь смотреть своё порно до посинения. Пойдёмте, Рампо, я с гораздо большим удовольствием покажу вам здание ратуши, чем этот бомжатник.

Оставив Стива извергать яростные проклятья, они выскочили на улицу — и расхохотались.

— Резиновая женщина? Серьёзно, детектив? — воскликнула Анке, ухмыляясь. — А вы хороши!

— Но она правда там была! — Рампо развёл руками. — Я просто констатировал факт!

— Да уж, этот визит Казински запомнит надолго, — Анке покачала головой и посерьёзнела: — Нашли что-нибудь?

— О, много всего. Царапины на шкафу, шерсть, следы клыков… Этот Казински определённо раньше держал дома волка.

Анке злобно пнула дверь в подъезд:

— И наверняка согласился натравить его на Катарину, когда запахло жареным. Майерс небось подумал, что он её всего лишь покусает, и ей придётся заняться лечением. Вот сволочи!

— Не то слово, — Рампо потёр переносицу и вздохнул: — Что же, осталось только проверить комнаты замка и заодно найти, с какой люстры могла исчезнуть подвеска. Если он спилил её недавно, мы сразу это поймём.

— Вечереть начинает в семь, в девять уже ничего не видно. Можно встретиться у серверной, она направо от главного входа. Скажем, в половину восьмого, времени нам хватит.

— Да, давайте так и сделаем. У вас есть какие-то планы?

— Мне нужно немного поработать, да и фотографии старых лет распечатать. Боюсь, сейчас я не составлю вам компанию. Сходите пока за вашими вещами. Соврите Марте, что пойдёте к Бьёрклунду, и подходите ко мне, — она порылась в сумке и извлекла ключ. — Вот, это запасной, держите. Если меня не будет, значит, я пошла в замок, подходите сразу туда.

— Так и сделаю. Ещё раз спасибо, вы ужасно меня выручаете.

— Это вам спасибо. Я бы себе не простила, если бы мы не смогли найти убийцу Катарины.

Рампо ободряюще ей улыбнулся:

— Не волнуйтесь. Уверяю вас, он получит по заслугам.

***



— Герр Рампо! — обрадовано воскликнула Марта, когда он вошёл в кафе. — Проходите, проходите, вы вовремя! Мы как раз собирались обедать.

— Ну что, нашли что-нибудь? — поинтересовался Дирк. Рампо кивнул с куда большим энтузиазмом, чем ощущал на самом деле:

— О да! У меня есть очень и очень правдоподобная версия, мистер Хоффман. Осталось лишь кое-что проверить. Скажите, вы сможете подойти к главному двору замка часам к восьми? И возьмите с собой Ганса, пожалуй, и вообще всех, кто заинтересуется. Думаю, они заслужили узнать правду.

Дирк удивлённо вскинул брови:

— Я смогу, конечно, но зачем?

— Сек-рет, — пропел Рампо. — Поверьте, вы не разочаруетесь. Преступник будет найден, разоблачён и наказан.

— Верю-верю, герр детектив. — Марта ласково потрепала его по голове. — А сейчас садитесь есть с нами, вам нужно набраться сил.

— С удовольствием! — воскликнул Рампо: блюда на столе пахли просто отменно. — Вы прекрасная хозяйка, мисс Шульц!

— Ах, вы мне льстите, — улыбнулась та, — а всё же, скажите: мы чем-нибудь можем вам помочь?

Рампо задумался.

— Знаете, на самом деле… Не то, чтобы помочь, однако мне любопытно: вы, кажется, упоминали некоего лесника? Стефан, если не ошибаюсь? Скажите, где он живёт? Хотелось бы предупредить его о диком звере.

— Да у кромки леса, чуть подальше от городских ворот, — махнул рукой Дирк. — Только это сейчас бесполезно: как Анке и сказала, он ушёл на охоту, а это — дней на пять. Как-то невовремя он собрался — я как раз было договорился отнести ему новые полки, а то ведь дома его так просто не застанешь, он вечно в лесу.

— Понятно… Охотник, значит? Наверняка не очень ладил с мисс Моро?

— Да, они не очень друг друга любили, — закивала Марта. — Стефан и по жизни человек довольно мрачный и нелюдимый, а Катарина… очень активно выступала против охоты, как вам, наверное, уже рассказали. К тому же, в последнее время Анке стала проводить с ней больше времени: видимо, они наконец-то смогли преодолеть свои разногласия и если не подружиться, то хотя бы начать считаться друг с другом. Ах, какая всё-таки трагичная смерть…

— Да, безусловно, вот только при чём тут Анке?

— Так ведь они со Стефаном вроде как пара! Он, конечно, немного странный, но её чуть ли не на руках носил. Анке у нас девушка боевая, так что ей охотник в самый раз. Подождите, герр детектив, вы что же, и его подозреваете?

— Нельзя исключать подозреваемых из списка раньше времени, — наставительно заявил Рампо. — Тем более вы сами сказали, что они с Катариной не ладили.

— Да, но ведь с Катариной приятельствовала Анке! — воскликнул Дирк. — Анке ни за что в жизни не простит убийцу. Стефан никогда бы её так не расстроил.

— Вы в этом уверены?

— Как в себе самом. Они не ладили, но не враждовали: Стефан специально уходил подальше, в разрешённые для охоты части леса. Да и откуда бы у него взялся дикий зверь? Они его не любят, сразу чувствуют настоящего охотника.

— Согласен, убедили, — вздохнул Рампо. — Что же, тогда встреча в замке остаётся в силе, там и проверим главную версию.

— Но герр Рампо, восемь часов — не поздновато ли? — вдруг встревожилась Марта. — Мне как-то неспокойно.

Рампо надулся:

— Бросьте, что со мной может случиться?

— Вы уж не обижайтесь, но я же вижу: вы парень молодой, упрямый, не боитесь ничего, а за себя постоять не можете, ещё встрянете в какую-нибудь историю — зверя этого встретите, или к вам работяги навеселе прицепятся, всё же вы не местный. Уж не знаю, всё же мне будет спокойнее, если с вами пойдёт пресвитер. Как говорится, нечистая сила креста боится.

— Да ладно вам! Вы что, серьёзно?

— Абсолютно, — без тени улыбки кивнула Марта. — Давайте-ка я вам прямо после обеда к нему провожу! А Дирк поможет с вещами, правда?

— Конечно, дорогая.

«Кажется, я попал, — понял Рампо. — Я очень, очень сильно попал. Ой-ой».

***



Собор Святого Петра был громаден. Он возвышался над соседними домами, словно засохшая сосна над кустами роз, и Рампо совершенно не мог понять, зачем городку с тысячей жителей нужна такая здоровенная церковь. Как он надеялся, что чета Хоффман-Шульц доведёт его до собора, да на этом и представит самому себе! Если бы: Марта с неотвратимостью, сделавшей бы честь Куникиде, проводила его до небольшой пристройки и, цепко удерживая за руку, позвонила в звонок. Через пару секунд защёлкали замки, распахнулись двойные двери, выглядящие так, как будто их изготавливали для какого-то бункера в веке эдак девятнадцатом, и «пресвитер» Накахара Чуя, быстро оглядев их компанию, расплылся в довольной улыбке:

— Добрый день, Герр Хоффман, Фрау Шульц! Вижу, вы привели нашего гостя!

— Да-да, пресвитер, — закивала Марта, без особого труда затаскивая внутрь сопротивляющегося Рампо (ну почему он всегда отказывался, когда Фукузава предлагал заняться физической подготовкой и самообороной?!). — Вы уж не откажите ему в ночлеге, пожалуйста.

— О, не волнуйтесь, фрау Шульц.

Рампо нервно сглотнул: обманчиво-ласковая улыбка Накахары не предвещала ему ровным счётом ничего хорошего.

— Я изо всех сил позабочусь о том, чтобы ему было максимально комфортно, — издевательски продолжал Чуя. — Да что же вы стоите на пороге? Проходите, проходите, милости прошу! Дом господень — общий дом!

На негнущихся ногах Рампо двинулся за ними, экстренно соображая, как свалить от этого психопата куда подальше и как можно скорее. К сожалению, благие намерения Марты и Дирка вымостили ему дорогу в персональный ад: сбежать, не переполошив их и не произведя впечатление сумасшедшего, было совершенно невозможно.

Пока Рампо переживал приступ лёгкой паники, Дирк и Накахара печально обсуждали похороны «бедной, несчастной Катарины, земля ей пухом»! При этом Марта, поддакивающая их разговору, продолжала тащить его за собой, периодически охая и ахая в нужных местах. Такой процессией они поднялись на второй этаж и остановились у распахнутых дверей в небольшую квартирку, где, очевидно, и жил пресвитер Бьёрклунд.

— Ну вот и ваш новый дом, — улыбнулся Дирк, сгружая чемодан у порога. — Располагайтесь, а мы пока обсудим похороны Катарины. Уютно тут, правда?

Слово «уютно»… В принципе, вполне можно было применить к небольшой квартирке с бежевыми обоями, старинной деревянной мебелью и пушистыми коврами на полу, но если бы Рампо попросили описать её двух словах, он не задумываясь ответил бы: «терминально религиозно». На каждой доступной вертикальной поверхности были развешаны кресты или чётки. На комоде стоял здоровенный кувшин: видимо, со святой водой. В кухне свисали с верхних полок связки чеснока длинной с руку взрослого человека. Полки бесконечных книжных шкафов полнились жутко древними на вид томами. Надписи на корешках были на языке, который Рампо не мог прочитать — а если бы и мог, вряд ли понял бы их смысл. На журнальном столике валялся молитвенник, исчёрканный ручкой вдоль и поперёк.

В общем и целом, если бы в этом мире существовала нечисть, хозяин квартиры мог бы без проблем сыграть с ней в Вана Хельсинга.

Наверное, весело было Накахаре осознать, что он тут живёт.

Сзади раздался громкий щелчок.

Чувствуя, как сердце уходит куда-то в пятки, Рампо развернулся — и с ужасом уставился на захлопнувшуюся дверь.

«Чёрт, чёрт, чёрт, нет-нет-нет-нет!!!»

Чёртов Накахара просто… просто запер его здесь, как в клетке — дожидаться, пока они смогут «поговорить» без свидетелей!

Безуспешно пытаясь подавить приступ паники, Рампо кинулся к окну — и тут же отпрянул назад: оно не только было закрыто на ключ (дурацкие старые окна в дурацких старых домах!), но и находилось на высоте в добрых три-четыре метра над землёй! Он бросился в другую комнату — то же самое. К двери — только чтобы осознать, что эти замки он будет вскрывать целую вечность.

— Дирк!!! — прижавшись к косяку, заорал он. — Марта!!! Помогите мне!!! Дирк!!!

Бесполезно: они, как и собирались, ушли обсуждать гроб для Катерины, и Рампо небезосновательно подозревал, что такими темпами ещё один скоро понадобится ему. Он заметался по квартирке, как безумное животное, отчаянно пытаясь найти, чем защититься. В портфеле был травматический пистолет — вот только сам портфель остался снаружи вместе с чемоданом! Кухонные ножи? Лучше, чем ничего, вот только Накахара считался главным экспертом мафии в области ближнего боя: отберёт и не заметит. Подпереть дверь стулом? Не поможет — она открывается наружу. Передвинуть шкаф? Какое там — он неподъёмный! Чёрт побери, чёрт побери, если бы только у него была способность, если бы только с ним был кто-то ещё из Агентства, если бы только он не решил, что способен сам справиться с сильнейшим бойцом всей треклятой портовой мафии!

С бесконечно долгим скрипом, даже каким-то натужным кряхтением, дверь в квартиру распахнулась. И с одного взгляда Рампо осознал, почему именно Накахару иногда называли самым пугающим человеком в мафии. Накахара не притворялся. Лицо его было искажено гримасой высокотемпературной ярости, в глазах полыхал адский огонь, и было совершенно очевидно, что в таком состоянии совершить хладнокровное убийство и спрятать труп от чужих глаз для него не составит никакого труда.

— Ну здравствуй, чудо-детектив, — протянул Накахара, скалясь хищно и неестественно, как готовящийся к прыжку гепард. — Поговорим?

— Н-нет, спасибо. — Рампо отступил назад, выставив перед собой самый большой нож из всех, что смог найти. Накахара посмотрел на эту картину скучающе и заметил:

— Ты бы положил свою тыкалку, если не хочешь, чтобы я, отнимая её, сломал тебе пару пальцев. Будь разумным человеком, ты же так уважаешь логику.

— Да уж больше, чем тупую силу, — огрызнулся Рампо, но нож на стол положил: это было реально безопаснее.

— Молодец, — ухмыльнулся Накахара. — Ну, что же ты такой напряжённый? Может, присядешь?

— Я постою.

Накахара картинно-беспечно пожал плечами:

— Как знаешь. А теперь, не хочешь ли ты мне объяснить, что за чертовщину ты с нами сотворил?

Рампо сглотнул и невероятным усилием воли заставил свой мозг работать. Накахара… не знал, где они находятся. Накахара понятия не имел, что происходит. Накахара обладал силой, но Рампо — информацией. И эту информацию он ещё как мог обратить себе на пользу.

— А ты ещё не догадался? — подивился он. — Мне казалось, это совсем очевидно.

Хрустнув костяшками (в другой ситуации Рампо рассмеялся бы, потому что священник-бандит смотрелся очень сюрреалистично, но сейчас ему было не до веселья), Накахара сделал ещё шаг:

— Не морочь мне голову, ты прекрасно понял вопрос. Я уже догадался, что способность твоего приятеля засасывает людей в книги. Я спрашиваю, как мне выйти обратно.

Рампо с сожалением развёл руками:

— Увы: до окончания книги — никак.

Накахара ухмыльнулся — а затем одним плавным движением перетёк вперёд, оказался перед Рампо и прошипел прямо в его лицо:

— Лжёшь.

Рампо фыркнул:

— Даже если и лгу, никакого способа проверить это у тебя нет.

Накахара склонил голову к плечу:

— Если ты не собираешься говорить мне правду, то зачем мне держать тебя в живых?

— Чтобы выбраться из этой книги хоть когда-нибудь, конечно же, — солнечно улыбнулся Рампо, стараясь не выдать свой страх, и, учитывая умственные способности Накахары, даже не соврал: — Без меня ты отсюда не выйдешь — так уж устроена эта история.

— А, — произнёс Накахара без всякого выражения, словно услышал несмешной анекдот. — Ты считаешь, что у меня нет способа заставить тебя отвечать. Ты ошибаешься.

В его глазах не отражалось ни жалости, ни сочувствия, ни сомнений. И поэтому прежде, чем он закончил говорить, Рампо нашёл в себе моральные силы схватить со стола нож и броситься вперёд.

Он даже не успел понять, что произошло. В один момент Накахара сильным пинком опрокинул его вперёд, вывернул кисть, выбивая нож, перехватил за предплечье и уронил на пол, уселся сверху — и сделал с его рукой нечто такое, что Рампо чуть было не ударился лбом об пол от нестерпимой боли.

— А-а-а!!!

— А я говорил, чтобы за оружие ты не хватался, — произнёс Накахара абсолютно спокойно. — Как говорится, не умеешь — не берись. Знакомься, домашний мальчик, это называется пытки. К твоему сведению, лучшим в них у нас всегда считался Дазай, но на тебя и меня хватит. Так что, будешь отвечать?

— Нет! А-А-А!!!

— Ещё попытка. Знаешь, я ведь не шутил, когда сказал, что могу сломать тебе что-нибудь. Это несложно. Итак, спрашиваю ещё раз: как выбраться из этой culo?

— Из чего?! Ай!!!

— Ты понял вопрос. Отвечай.

Руку кололо и жгло тысячью раскалённых игл. Рампо не должен был, ни в коем случае не должен был отвечать — но боль затмевала логику и рассудок, и больше всего на свете ему хотелось лишь одного: её прекратить.

— Нужно… А! Вычислить всех… Преступников! И тогда она сама тебя отсюда… Выплюнет! А-а-а, хватит, хватит!

— О, вот теперь не врёшь. — Как Накахара в такой ситуации мог звучать довольно?! — М-да, низкий у тебя болевой порог. Подожди, преступники — это те пятьсот убийц? Что, серьёзно?! Это же просто нереально!

Сквозь волны отупляющей боли Рампо смог порадоваться: цифру в пять сотен Накахара принял на веру, хотя на самом деле По говорил лишь об одной. Пусть помучается, тупая рыжая скотина, он заслужил это больше всех!

— Эта книга была рассчитана на меня, — выплюнул Рампо, — а не на то, что в неё придётся пихать кого-то, кто никогда в жизни не думал головой и только и умеет, что бить людям морды! А-А-А, боги, хватит, хватит, пожалуйста!!!

— Знаешь, иногда следует думать перед тем, как говоришь, — прошипел Накахара ему на ухо, однако в следующий момент всё-таки отпустил его и скатился на бок. — Слабак.

Рампо медленно перевернулся и прижал руку к себе. Из глаз катились злые слёзы, хотелось свернуться в клубок, баюкая онемевшую конечность, и реветь от боли и ощущения собственного бессилия — вот только он не мог так подвести Агентство и директора Фукузаву. Рампо много раз ощущал восторг и эйфорию, вычисляя обстоятельства какого-нибудь преступления — но стать его жертвой оказалось куда ужаснее, чем он мог себе представить.

Накахара милостиво дал ему время прийти в себя и продолжил прерванный визитом гостей осмотр «рабочих инструментов» пресвитера. Результат его, похоже, не очень радовал: список получался донельзя комичный.

— Кресты, ещё кресты, Библии такие, Библии сякие, чеснок, — бормотал он, копаясь в ящиках рядом со столом, — рябина, ножи, — эй, они что, серебряные? – фляги, — нахрена священнику фляги? — ещё чеснок, соль?! А это что за волшебные палоч... колья?! — он достал из ящика тонкую узкую палку с острым концом и взмахнул ей в воздухе. — Что за гребучий Гарри Поттер?!

Несмотря на ситуацию, от такой картины Рампо нервно захихикал. Накахара поднял голову и спросил:

— Ну что, прочухался немного? Льда принести?

— Для человека, который только что чуть не сломал мне руку, ты какой-то слишком добрый, — ответил Рампо сорванным, жалким голосом, и немедленно себя за это возненавидел. Накахара пожал плечами:

— Ты мне нужен в рабочем состоянии, а не в виде полового коврика. Хватит ныть, это был даже не силовой захват: я просто пережал тебе болевые точки, за пару часов пройдёт. Почти от любого другого в мафии тебе досталось бы сильнее.

— В рабочем состоянии? — Рампо издал истерический смешок. — Ты думаешь, что я... что я буду тебе помогать, что ли?

— Мне казалось, я доходчиво объяснил, что будет, если ты откажешься, — заметил Накахара. Рампо продолжил смеяться: никакие русские горки в мире не сравнились бы с теми виражами, что сейчас выделывало его настроение.

— Нет, — выдохнул он, ощущая, как губы складываются в кривую улыбку, — это я не успел объяснить. Я физически не смогу искать убийц, пока ты меня пытаешь, поэтому твой метод не сработает. Выбить из меня ответы на парочку вопросов ты, быть может, и способен, но заставить разгадать эту книгу? — Он приподнялся на здоровом локте, насладился выражением нескрываемого бешенства на лице Накахары и выплюнул ему в лицо: — В этом ты куда более бессилен, чем все, кого ты пытал. Можешь хоть все пальцы мне переломать, делу это не поможет. Только ты этого не сделаешь — а знаешь, почему? Потому что я тебе нужен больше, чем ты мне, и ты всё ещё будешь надеяться, что твой жалкий ум сможет придумать, как заставить меня тебе помочь — а без меня ты отсюда не выйдешь в жизни. Я ведь никуда не спешу, знаешь ли: в отличие от тебя, я думаю и планирую перед тем, как что-то делать.

Рампо знал, что нарывается, нарывается в открытую и по полной программе — но к последствиям всё равно оказался не готов. Накахара в ярости вскочил на ноги, подлетел к нему и пнул в бок, — не прямо, а как-то по касательной, словно передумал в последний момент, — и удар, который неминуемо должен был сломать Рампо рёбра, всего лишь отшвырнул его на добрый метр в сторону. Рампо вскрикнул и сжался, потому что ему было, чёрт возьми, больно, потому что он совсем не этого хотел, потому что это была ужасная идея, и даже то, что все возможные расклады с Накахарой вне книги вели к неминуемому провалу Агентства, не могло заставить Рампо не сожалеть о своём решении.

— Не спешишь, значит, — прошипел Накахара с перекошенным злостью лицом. — Mon hostie de sandessein! Что же, замечательно! В таком случае предлагаю тебе насладиться свободным временем, le tabarnac!

Он подхватил Рампо за руки, вызвав слабый вопль протеста, поволок в гостевую, вероятно, комнату, кулем бросил на кровати и вымелся вон. Через пару минут, за которые Рампо не сдвинулся ни на сантиметр, Накахара вернулся, поставил на пол что-то тяжёлое и швырнул на кровать несколько брикетов льда, пачку каких-то таблеток и бутылку воды. Рампо зажмурился, невольно ожидая следующего удара, но услышал лишь злобный рык, сильный удар двери о косяк и звук проворачивающегося в замочной скважине ключа.

Накахара запер его в комнате.

Рампо ошибся. Разгадка детектива точно не была основной проблемой. Проблемой было избежать увечий от рук неуравновешенного, тупого, крайне разозлённого главаря мафии.

Он сполз с кровати, сел на полу, неуклюже приложив лёд к синякам, обхватил себя здоровой рукой и заревел от боли и безысходности.
запись создана: 06.09.2017 в 16:25

@темы: Bungo Stray Dogs, fandom: BSD, ФБ и ЗФБ, макси "Дилемма заключённого", много букв, мои фанфики